Первая школа русского языка в Японии. Часть 1.

979  0

Вы когда-нибудь задумывались о том, как в Японии начинали изучать русский язык? Кто открыл японцам мир русской культуры? В цикле статей вы узнаете историю Токийской школы иностранных языков — первого учебного заведения в Японии, где преподавали русский язык, а так же биографии первопроходцев русистики в Японии.

В последние годы правления клана Токугава в связи с повторным «открытием» Японии стала ощущаться нехватка переводчиков, поэтому в Эдо, в 1857 г. по распоряжению сёгуна был утвержден Департамент освоения варварских племен (Бансё сирабэдокоро). В 1873 г. департамент организовывает Токийскую школу иностранных языков (東京外国語学校 Токё: гайкокуго гакко) [1].

                                                  Токийская школа иностранных языков

Школа располагалась в районе Канда (神田), известным в то время огромным количеством учебных заведений и активной книжной торговлей. В школе открыли пять отделений: английского, французского, китайского, корейского, и русского языков. Педагогический состав включал в себя как японцев, так и 15 иностранцев, в числе которых был и один русский.

Из-за отсутствия единой системы образования возраст абитуриентов колебался от 13 до 17 лет, а единые стандарты образования были введены лишь в 1872 году. Известно, что в 1881 г. обучаться русскому языку захотело 250 абитуриентов, однако на вступительном экзамене в результате «отсева» осталось только 48. Более того, через несколько недель после начала обучения была проведена вторая проверка, включавшая в себя тесты на способность усваивать русский язык, по результатам которой осталось лишь 25 учеников. В архиве университета Хитоцубаси (г. Кунитати под Токио) сохранился список служащих и учеников Токийской школы иностранных языков. Помимо перечня учащихся и преподавателей на каждый семестр обучения в нем указывались изучавшиеся предметы, принятые в школе правила.

Уклад в школе напоминал казарменный: покидать школу разрешено было только на строго ограниченное время, в библиотеке запрещалось брать одну и ту же книгу дважды (подобных строгих пунктов в уставе библиотеки насчитывало 15), свидания с родственниками проходили в специальных помещениях.

В школе изучались как общеобразовательные предметы (арифметика, алгебра, геометрия, физика, история, география), так и конфуцианская литература («Лунь Юй», «Да Сюэ»). На старших курсах преподаватели старались обучать по программам российских гимназий и использовали российские учебники. Более того, два часа в неделю студенты обучались ораторскому искусству и изучали художественную литературу.

За небольшой срок работы школы (12 лет), в ее стенах работало много интересных преподавателей и многие из ее выпускников стали выдающимися личностями.

                                                     Памятная доска, посвященная школе

Примечательна биография преподавателя по имени Сага Дзюан (1848-1898) из префектуры Кага. Начав свою жизнь с работы лекарем в префектуре Канагава, он перебрался на Хоккайдо, где принял православие и выучил русский язык. В 1870 г. Сага Дзюан прибыл из Хакодате во Владивосток на корабле «Ермак», после чего на перекладных в течение трех лет путешествовал по России. Его маршрут включал в себя Хабаровск, Иркутск, Томск, Казань, Москву, Новгород и Петербург. Во время путешествия он составил русско-японский словарь, изданный министерством просвещения. Работал в школе он с 1876 по 1877 гг.

Большой вклад в развитие русистики в Японии внес сначала ученик, а затем и преподаватель в своей альма-матер Куроно Ёсибуми (1859-1918). Ёсибуми основал общество «Хокумэйкай» (Северное сияние), которое являлось центром распространения знаний о России. Его участники перевели на японский язык по личному заказу императора Японии «Уложение о российских военных прогимназиях». Сам Куроно Ёсибуми так же преподавал в Петербургском университете более десяти лет [1].

В Токийской школе иностранных языков преподавал и Лев Ильич Мечников(1836-1888) — брат Ильи Ильича Мечникова, лауреата Нобелевской премии и известного биолога. Будучи политэмигрантом, Мечников выучил японский язык в Швейцарии. Его преподавателем оказался не кто иной, как Ояма Ивао (С 1885 г. Ояма Ивао находился на посту министра армии и флота, возглавлял преобразование армейской системы по западному образцу. В 1904-1905 гг. — главнокомандующий японскими войсками в Маньчжурии). В Японию Мечников попал благодаря Ояме, который представил его посольству Ивакура. Благодаря положению членов посольства, Мечников без особых проблем смог переехать в Токио. О работе русского отделения Мечников писал в своем дневнике так: «Устройство русского отделения, с первых же шагов встретило такие затруднения, о которых не было и помина при устройстве всех других иностранных школ. О первом русском учителе в Токьо до меня дошли уже только полулегендарные слухи. Знаю я, что он сам называл себя просто Сидором… Лучшими моментами его педагогической деятельности были те, когда он, являясь в класс мертвецки пьяным и усевшись на кафедре, тотчас же засыпал непробудным сном…» [1].

Лев Ильич Мечников

Мечников за свое пребывание в Японии обучил около 150 студентов, прилежание которых он оценивал очень высоко: «…японцы делали, да и продолжают еще, по всей вероятности, делать на каждом шагу очень крупные ошибки и промахи; но они очень легко научаются не падать два раза в один и тот же ров; уроки прошлого им идут впрок, и замеченная ошибка исправляется всегда очень радикально и скоро» [1].

Источник:
Иванова Г.Д. «Русские в Японии XIX-начала ХХ в.», «Восточная литература», М., 1993.

Смотрите также

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.