Особенности использования глаголов いる и ある. Одушевлённость.

716  0

Использование глаголов いる и ある, которые переводятся на русский язык как «быть», «существовать», «иметься», «быть в наличии», обычно является одной из первых тем, которую изучают начинающие покорители японского языка. Эта грамматика идёт рука об руку с категорией «одушевлённости/неодушевлённости» в японском языке. И, как ни странно, тема эта вызывает весьма и весьма интересные вопросы, которые даже японцев заставляют задуматься. В этом я убедилась на собственном опыте.

Итак, перейдём к основам. Начнём с глагола ある.

Глагол ある используется, когда речь в предложении идёт о существовании неодушевлённого объекта или обладании им (сюда же относятся события и проблемы). Давайте рассмотрим несколько примеров.

この町(に)は大学が三つあります Коно мати-(ни)ва дайгаку-га миццу аримасу. В этом городе есть три университета.

エッフェル塔はパリにありますЭффэруто:-ва пари-ни аримасу. Эйфелева башня находится в Париже.

私のアパート(に)はテレビが二台ありますВатаси-но апа:то-(ни)ва тэрэби-га нидай аримасу. У меня дома два телевизора.

В отрицательной форме глагол ある превращается в ない

При этом, соответственно, мы не можем сказать:

この町には日本人があります. Коно мати-нива нихондзин-га аримасу. В этом городе есть японцы.

Это пример неправильного предложения.

Но многие скажут, что всё же бывают исключения, когда глагол ある можно использовать с одушевлёнными объектами. Какому же условию должно удовлетворять предложение, чтобы такая конструкция была возможна?

Для этого одушевлённый объект должен состоять в очень близких родственных или дружеских отношениях с говорящим. Поэтому, первое предложение ниже приемлемо, а вот второе уже звучит странно.

私(に)は子供が三人ありますВатаси-(ни)ва кодомо-га саннин аримасу. У меня трое детей.

5. 私(に)は運転手がありますВатаси-(ни)ва унтэнсю-га аримасу. У меня есть водитель.

Конечно, если вы относитесь к водителю как к своей собственности или состоите с ним в близких отношениях (если вы понимаете, о чём мы), то вы всё-таки можете использовать такой оборот, но звучать это будет действительно странно.

Теперь перейдём к глаголу いる, который точно также означает «быть», «существовать», «быть в наличии», «иметься», но применяется по отношению к одушевлённым объектам.

この動物園にはパンダがいますКоно до:буцуэн-нива панда-га имасу. В этом зоопарке есть панда.

加奈子は今美智子のアパートにいますКанако-ва има Митико-но апа:то-ни имасу. Канако сейчас находится дома у Митико.

Принципы использования глагола いるпредельно просты. Практически всё, что можно назвать одушевлённым, можно использовать именно с этим глаголом. Сюда же входят и объединения людей – такие как группы, команды и т.д.

Есть ли у зомби душа или Невероятные приключения одушевлённости

Однако всё же есть определённый набор слов и понятий, который имеет при этом весьма неопределённое положение на шкале категории «одушевлённое/неодушевлённое». Эти объекты существуют в различных языках и культурах, и каждая их характеризует по-разному.

Однажды мне пришло в голову задать своей преподавательнице-японке вопрос: «А вот зомби, они いる или ある?» По её реакции и задумчивому лицу стало понятно, что она никогда не задумывалась над этим вопросом. После этого я стала активно интересоваться вопросом одушевлённости в японском языке. 

Оказалось, что для определения одушевлённости/неодушевлённости объекта в японском языке, можно выделить следующие параметры:

- Способен ли объект перемещаться в пространстве и двигаться?

- Есть ли у него воля и сознание?

- Насколько объект «очеловечен»?

- Контролируется ли объект человеком в данный конкретный момент?

Однако даже соответствие объекта одному из этих критериев ещё не гарантирует то, что в японском языке он будет считаться одушевлённым.

Сразу расскажем про последний пункт – управление объекта человеком.

私の車は中古だ。Ватаси-но курума-ва тю:ко да. У меня подержанная машина.

彼は車を止めた。Карэ-ва курума-о: томэта. Он остановил машину.

Несмотря на то, что видимых различий у этих двух предложений нет, «машина» в первом предложении является неодушевлённой, а во втором предложении – одушевлённой. 車 курума «машина» является неодушевлённым предметом, когда о ней говориться в общем (как об одной из множества других машин), или же когда она просто стоит. Но если за рулём машины находится человек или если она движется, машина будет переходить в категорию одушевленного, так как управляется человеком. И да-да, огромные боевые человекоподобные роботы из аниме наподобие Gundam или Code Geass будут подчиняться тем же правилам, становясь одушевлёнными, когда внутри них сидит пилот, и терять «душу» как только пилот их покидает.

При этом вопрос одушевлённости/неодушевлённости обычных роботов до сих пор остаётся открытым во многих языках, включая русский и японский.

Похожие переходы сопровождают и такие существительные как 貝каи или 巻貝 макигай «ракушка, раковина». Если ракушка является домом для какого-либо животного, то она считается одушевлённой, так как может двигаться и управляться живым существом. Если же это полые ракушки или уже поданные на стол в качестве блюда, то они не будут одушевлены. 

植物сёкубуцу «растения» понимаются японцами как живые объекты природы, однако, точно так же как и в русском языке, в силу того, что они не способны к передвижению и статичны, их относят к неодушевлённым предметами. 

А что же бактерии и простейшие, спросите вы? Ведь они-то и двигаются, и относятся к живым существам. Но, видимо, слишком сильное отличие этих маленьких существ от привычных нам животных не позволяет думать о них, как об одушевлённых объектах, поэтому.

В отличие от русского языка куклы в японском языке считаются неодушевлёнными объектами, даже несмотря на их схожесть с человеком. Скорее всего, здесь играет роль статичность и неспособность к самостоятельному передвижению. Однако, кукла из фильма ужаса, которая пытается вас убить, наверное, всё же будет считаться одушевлённой. Также, если «кукла» выполнена в виде Будды 仏様 Хотокэ-сама, то она всегда одушевляется. То же самое касается и 雛人形 хина-нингё:, традиционных японских кукол, изображающих Императора и Императрицу. Скорее всего, это связано с тем, что японцы как бы наделяют эти виды кукол и статуэток душой своего Императора или Будды.

И теперь вернёмся к вопросу о зомби. Осмысление понятия «смерть» у японцев происходило по такому же принципу, как и у славянских народов. Мёртвые рассматривались как некая иная форма жизни. Более того, в японском фольклоре в изобилии представлены всевозможные виды духов, призраков, демонов и прочих потусторонних сущностей. Сама национальная религия японцев подразумевает становление человека божеством-ками после смерти. Несомненно, все виды духов относятся к одушевлённым объектам в японском языке. И существительные, обозначающие умерших людей 死者 сися, 亡き者 накимоно, 故人 кодзин считаются одушевлёнными, так как те всё ещё сохраняют свою личность, которая у них была при жизни. Аналогично русскому языку, слово 死体 ситай «труп» не будет относиться к одушевлённым объектам, поскольку подразумевает всего лишь телесную оболочку умершего существа, утерявшего свою «личность».

Возможно, это покажется смешным, но несмотря на то, что зомби личностью уже не обладают и никакого сознания не имеют, они всё же будут いる. Даже запросы о существовании зомби японцы в поисковике Google формулируют как ゾンビ本当にいるのか Зомби хонто:-ни иру-но ка? «Зомби реально существуют?». Скорее всего, тут играет огромную роль то, что, если вы увидишь огромную толпу мертвецов, которые вполне себе целеустремлённо идут вперёд с явным волевым намерением употребить вас в качестве пищи, то сомнений о том, что они одушевлённые у вас  не остаётся.



Смотрите также

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.