Певец с оторванными ушами

437  0

Эта страшная история Коидзуми Якумо (Лафкадио Хирн) точно не даст вам уснуть в хэллоуинскую ночь...

И тут и там, кругом одни могилы,
и горят они, словно свечи,
огнём царства мёртвых.

Случилось это давным давно. Более семисот лет назад, на востоке залива Данноура, территории современного города Симоносеки, происходила последняя битва затяжной войны между домом Тайра и домом Минамото. В этом заливе вместе с малолетним императором известным под именем Антоку погибла и вся империя Тайра. С тех пор, уже 700 лет как прокляты это море и его берега духами погибших там людей… Я раньше уже рассказывал вам, мои любезные читатели, о странном крабе Хэйкэгани, спинка которого очень похожа на человеческое лицо. Говорят, что эти крабы на самом деле духи воинов дома Тайра. На берегу залива Данноура можно увидеть и услышать множество удивительных вещей. Тёмными ночами тысячи душ появляются там в виде бело-голубых огоньков. Они блуждают у самой кромки воды, подпрыгивая на волнах, и рыбаки называют их злыми или дьявольскими огнями. А когда поднимается ветер, в тех местах раздаются громкие зловещие звуки, похожие на воинственные крики.

Но в какой-то момент духи рода Тайра стали беспокойнее, чем раньше. По ночам, они приближались к лодкам и затягивали их под воду, а пытавшихся выплыть людей они топили. Для того, чтобы утихомирить души умерших, в местечке Акамагасэки был построен буддийский храм Амидадзи, а около него, на берегу разбито кладбище. И установили люди там множество могил, где написаны имена утонувшего императора и его подданных, и молятся там прихожане за упокой душ погибших воинов. С тех пор, как был возведён храм и поставлены надгробные плиты, души рода Тайра стали немного тише. Но время от времени в тех местах всё равно происходили странные вещи – эти духи не могли жить в мире и спокойствии.

Несколько сотен лет назад в Акамагасэки жил слепой по имени Хоити. Он пел песни и мастерски играл на бива, поэтому все местные жители хорошо его знали. Начал он петь ещё с детства. Хоити много тренировался, поэтому уже будучи подростком превзошёл по мастерству своих учителей. Он был монахом и профессиональным музыкантом. Чаще всего он читал нараспев сказки о доме Тайра, чем заслужил широкую известность. А когда он заводил песню о битве при Данноура, даже злые духи не могли сдержать слёзы.

И хотя Хоити так хорошо играл на бива, жил он очень бедно. Но был у музыканта хороший друг, который ему помогал. Это был настоятель храма Амидадзи. Он очень любил стихи и песни, поэтому часто приглашал Хоити в храм и просил его сыграть что-нибудь. Тогда Хоити ему пел. В один прекрасный день, настоятель храма так сильно проникся мастерством мальчика, что внезапно предложил ему остаться жить в храме, и Хоити с благодарностью принял его приглашение. Так у Хоити появился свой собственный уголок, а в знак благодарности за кров и пищу, он должен был лишь радовать своей игрой настоятеля храма в те отдельные вечера, когда у них не было никаких важных дел.

Однажды, поздним летним вечером, настоятель храма ушёл со своим помощником проводить молитву за упокой души одного состоятельного прихожанина, и Хоити остался в храме совсем один. Было очень жарко, поэтому слепой Хоити решил выйти на веранду вдохнуть прохлады. Позади храма Амидадзи, перед верандой располагался маленький садик. Хоити ждал возвращения настоятеля храма, скрашивая своё одиночество игрой на бива. Но вот уже полночи прошло, а настоятель всё не возвращался. Погода была всё ещё жаркая, поэтому Хоити решил не заходить в храм и остаться на улице. И вдруг, со стороны дальних ворот послышался звук приближающихся шагов. Кто-то прошёл через сад, поднялся на веранду и остановился прямо напротив Хоити. Однако это был не настоятель храма. Внезапно грозный голос позвал певца по имени. Он был очень грубым, словно самурай обращался к человеку из самых низов общества.

- Хоити!

Слепой юноша был так изумлён, что не смог ответить сразу. Тогда голос раздался снова, но теперь интонации его были ещё грубее, а тон стал приказным:

- Хоити!

- Я! - неуверенно ответил слепой музыкант. - Извините, но, понимаете ли, я слеп… и мне не ведомо, кто сейчас говорит со мной.

Тогда незнакомец ответил уже более мягким голосом:

- Тебе нечего бояться. Я просто гулял около храма, и решил сказать тебе кое-что. Мой господин – очень важная личность, и сейчас он пребывает в Акамагасэки со своими знатными подданными. Они очень хотели посмотреть место, где происходила битва при Данноура, поэтому сегодня ходили туда. Кстати, говорят, что ты очень искусен в своих песнях о том сражении, и они бы хотели послушать тебя. Так что бери бива и следуй со мной в дом важных господ. Там уже ждут нас.

В то время словам самурая нужно было подчиняться беспрекословно. Так что Хоити уже ничего не оставалось, кроме как надеть сандалии, взять бива и пойти с незнакомцем. Самурай очень уверенно шёл вперёд, и Хоити приходилось торопиться, чтобы поспеть за ним. Рука, которая вела юношу, была словно выкована из железа. Воин был полностью одет в доспехи, и когда он шёл, каждый шаг отдавал громким грохотом. Когда Хоити перестал бояться, он подумал, что на самом деле ему повезло. Он почему-то вспомнил о важных господах - хозяевах самурая, которые хотели послушать его пение. Ведь, несомненно, они были вельможами самого высокого ранга. Наконец, самурай остановился. Хоити понял, что они подошли к огромным воротам. Он никогда и не думал, что кроме больших ворот храма Амидадзи бывают другие ворота.

«Открывай!» - приказал самурай. Двери отворились, и воин с Хоити вошли внутрь. Они прошли через большой сад, и перед ними оказались очередные ворота. Тогда самурай закричал: «Эй! Есть тут кто-нибудь? Я привёл вам Хоити!» Послышались звуки открывающихся дверей и окон, а также женские голоса. Из разговоров женщин Хоити смог понять, что попал в дом очень знатного человека. Однако он всё ещё не мог понять, куда его привели, а времени, чтобы это обдумать, у него тоже не было. И тут кто-то подхватил его за руку и повёл наверх по каменным ступеням. На вершине лестницы ему велели снять обувь, и женщина повела его по гладкому дощатому полу бесконечно длинного коридора. Много раз они обходили высокие колонны, стоявшие по углам, прошли комнату, где пол был выложен широкими татами и остановились посередине огромной залы. Хоити понял, что там собралось очень много людей. Их шёлковые одежды шелестели, словно листва в лесу. Гости разговаривали между собой, слышались мужские голоса. По их манере можно было определить, что это люди с императорского двора. Музыканту сказали чувствовать себя как дома, и он сел на шёлковую подушку. Затем послышался женский голос. Хоити разобрал, что это была родзё – женщина, главная среди прислужниц.

- Добро пожаловать в наш дом. Мы бы очень хотели услышать, как вы поёте историю рода Тайра.

Однако на все песни не хватило бы и нескольких вечеров, подумал Хоити и сказал:

- Дорогие господа, за один вечер я не успею исполнить для вас всё, что знаю. Не могли бы вы уточнить, какой отрывок вы хотели бы услышать?

- О битве при Данноура! Это самая печальная часть… – послышался женский голос.

И тогда Хоити во весь голос запел о том страшном сражении. Лишь только он коснулся бива, всё вокруг наполнилось звуками морской битвы: удары вёсел, свист летящих стрел, крики людей, звон мечей, всплески воды и стоны умирающих. В паузах между произведениями Хоити слышал восторженную похвалу: «Какой невероятный талант! Никогда ещё нам не доводилось слышать такой прекрасной игры! Во всём мире не сыскать музыканта искусней!» Все эти слова придавали Хоити смелости, и он начинал петь и играть всё громче и с большим вдохновением. Вокруг музыканта воцарилась удивительная тишина. А когда он дошёл до момента о неизбежной смерти семьи, об охваченных горем людях и вдове Киёмори, нежно обнявшей юного императора и прыгнувшей с ним в морскую пучину, его слушатели ахнули в один голос так, что Хоити содрогнулся от ощущения невыносимого горя, которое он вызвал у этих добрых людей. Вокруг него ещё долгое время продолжались рыдания. Но постепенно печальные всхлипы начали стихать, и кругом снова воцарилась благоговейная тишина. Тогда Хоити услышал голос пожилой женщины:

- Хоть мы и были наслышаны о вашем невероятном таланте, мы не могли и представить, что ваша игра сегодня будет столь прекрасна. Наш господин остался весьма доволен и сообщил, что пожалует вам достойную награду. Однако он пожелал, слушать ваше великолепное пение ещё шесть последующих ночей. На седьмой день мы отправимся обратно в свои края. Поэтому завтра вы придёте сюда в это же время. За вами зайдёт тот же слуга, что и сегодня… но разговаривать он уже будет по-другому. Но вы ни в коем случае не должны говорить никому, что господин пребывает в Акамагасэки. Наш визит должен оставаться тайным, и мы запрещаем вам рассказывать о нём кому-либо. А теперь возвращайтесь обратно в храм.

Хоити в должной манере поблагодарил почтенных особ. Затем женщина отвела его к выходу из дворца, где музыканта ждал всё тот же самурай. Воин проводил юношу до храма. Там они и распрощались.

Хотя Хоити пришёл в храм только на рассвете, его отсутствия никто не заметил. Настоятель храма вернулся очень поздно, и поэтому считал, что музыкант крепко спит в своей постели. Днём Хоити смог немного отдохнуть. А о том, что случилось ночью, он не рассказывал никому. Этим вечером самурай снова пришёл за Хоити и отвёл его к высокочтимым господам. И на этот раз пел музыкант о воинах великого рода Тайра, и опять произвёл он на слушателей самое лучшее впечатление. Тем не менее, сейчас в храме всё-таки заметили, что Хоити уходил ночью. Поэтому утром настоятель позвал его к себе и стал аккуратно отчитывать:

- Мы все очень волнуемся за тебя, Хоити. Ты не можешь видеть, поэтому тебе очень опасно гулять так поздно одному. Почему ты уходил, не предупредив никого? Мог бы сказать кому-нибудь из слуг, и тебя бы проводили.

На что Хоити уклончиво ответил:

- Прости меня, мой друг! Но это были мои личные дела, и в другое время я ими заняться не мог.

Настоятель храма очень удивился, что Хоити не рассказал ему, что он делал ночью. Обычно Хоити так себя не вёл, поэтому настоятель почувствовал что-то неладное и задумался, не случилось ли что-то плохое. Либо слепого юношу кто-то заколдовал, либо заставил молчать.

Настоятель храма больше ничего не спрашивал у Хоити, но слугам втайне приказал, чтобы они присмотрелись к поведению юноши, и проследили за ним, если ночью он выйдет за территорию храма.

Тем же вечером они заметили, как Хоити отправился куда-то из храма. Тогда они взяли фонарики и последовали за ним. Однако этой ночью лил дождь, и было очень темно, поэтому вскоре служители храма сбились с дороги и потеряли из виду Хоити. Слепой юноша шёл необычайно быстро. Это показалось слугам странным, ведь дорога в тех местах была извилистая, и идти по ней было очень непросто. Служители храма обошли все окрестные дома, куда мог бы заходить Хоити, но везде им отвечали, что юношу никто не видел. Вдруг, когда они возвращались обратно вдоль берега моря, и уже подходили к окрестностям храма Амидадзи, служители внезапно услышали звуки игры на бива. Мужчины очень удивились. Обычно по вечерам там можно было заметить 2 или 3 огонька в кромешной темноте. Они поторопились к месту, где стояли поминальные камни. Когда они посветили фонарями, то все дружно заметили Хоити. Слепой юноша в полном одиночестве сидел под дождём перед могильным камнем императора Антоку, и громко пел о сражении при Данноура, а вокруг него, и тут и там, повсюду, летали прозрачные огоньки, похожие на пламя поминальных свечей. Служители храма никогда раньше не видели ничего подобного.

- Хоити! - закричали они, - Хоити, что же ты делаешь, опомнись!

Но юноша будто не слышал их и только громче начинал играть. Тогда монахи схватили его и закричали ему на ухо:

- Хоити! Хоити! А ну пошли с нами!

И тогда слепец повернулся к ним со словами:

- Это непростительно вести себя так перед всеми этими почтенными людьми!

Хоть атмосфера вокруг и была крайне зловещей, служители храма не смогли сдержать смех, услышав ответ юноши. Было ясно, что музыкант околдован. Служители схватили его, поставили на ноги и повели обратно в храм. Там по наказу настоятеля они сняли с Хоити все мокрые вещи, переодели его, дали поесть и попить. Затем монах потребовал от друга объяснений своего зловещего поведения.

Хоити долго не решался ответить, но в какой-то момент понял, что своим молчанием расстраивает настоятеля, который переживает за него всей душой. Тогда юноша решил выложить всё, что скрывал, и рассказал монаху свою историю, начиная с первого визита самурая.

Настоятель был поражён.

- Хоити, твоя душа отравлена, и сейчас ты находишься в большой опасности. Как жаль, что ты не рассказал мне обо всём в самом начале. Твой удивительный музыкальный талант сыграл с тобой злую шутку. Я думаю, ты уже понял, что не был ни в каком богатом доме. Ты проводил ночи среди надгробий на кладбище рода Тайра, и сегодня ночью братья обнаружили тебя сидящим под дождём перед могилой императора Антоку. Всё, что ты слышал и чувствовал в эти ночи, было иллюзией. Кроме мёртвых, звавших тебя за собой. Послушавшись их один раз, ты был околдован их силой. Если ты поддашься им ещё раз, они разорвут тебя на части. В любом случае рано или поздно они убьют тебя… Но сегодня ночью меня не будет в храме. Меня будут ждать в другом месте. Но мы сможем защитить тебя, если напишем на твоём теле священные иероглифы.

Когда начало смеркаться настоятель храма вместе с ещё одним монахом взяли кисти и стали расписывать обнажённого Хоити знаками сутры сердца. Они написали иероглифы на его груди и спине, голове, лице и шее, на руках и ногах, не пропуская даже места их сгибов. Выписывая знаки сутры снова и снова, настоятель предостерегал Хоити:

- Я уже скоро уйду, а ты садись и жди на веранде. Скорее всего, духи снова позовут тебя. Но что бы ни происходило, ни за что не двигайся и не отвечай им. Ни слова, понял? Сиди, как когда медитируешь. Если ты хоть капельку двинешься или издашь какой-либо звук, духи изорвут тебя на куски. Не бойся и даже не думай звать на помощь – она всё равно не придёт к тебе. Делай, как велят, тогда проклятье спадёт, и духи больше не будут являться к тебе.

С наступлением темноты настоятель и монах покинули храм, а Хоити сел на веранде, как ему было сказано. Он положил бива рядом с собой и принял удобную позу. Юноша сидел в полной тишине – он следил за каждым своим вдохом и выдохом, и уж тем более старался не кашлять. Некоторое время ничего особенного не происходило.

Но вдруг со стороны ворот послышались шаги. Кто-то вошёл в сад, пересёк его и остановился перед верандой.

- Хоити, - позвал музыканта наглый голос. Однако юноша продолжал сидеть, не шелохнувшись, задержав дыхание.

- Хоити, - на этот раз голос приобрёл строгий тон. В третий раз он позвал уже явно враждебно:

- Хоити!

Музыкант был неподвижен, как камень. Голос произнёс недовольным тоном:

- Не отвечаешь… Как быть… Где же ты? Я найду тебя…

Хоити услышал жуткие звуки тяжёлых шагов: призрак поднимался на веранду. Самурай медленно приблизился к музыканту и остановился сбоку от него. Сердце Хоити бешено билось: он чувствовал, что его вот-вот начнёт трясти.

Вдруг юноша услышал грубый голос:

- Вот лежит бива, но я не вижу музыканта. Здесь только два его уха… Теперь понятно, почему он молчит. У него нет рта, чтобы ответить. От него не осталось ничего кроме ушей… Тогда мне стоит принести их своему господину. Они послужат доказательством моим словам…

И тут Хоити почувствовал, что железные руки отрывают ему уши. Он ощутил острую, невыносимую боль, но не издал ни звука. Самурай спустился с веранды, вышел из сада, и вскоре его тяжёлые шаги вовсе затихли. Хоити чувствовал, как по его голове с двух сторон стекает тёплая кровь. Но он и не подумал пошевелить руками…

Настоятель вернулся до рассвета. Он поспешил на веранду, и почувствовал там что-то скользкое под ногами. Монах закричал от ужаса. На полу была кровь музыканта. Настоятель посмотрел на Хоити: юноша сидел в позе для медитации, а из его головы сочилась кровь.

- Хоити, это ужасно! – закричал монах. - Что произошло? Ты ранен!

Услышав голос друга, слепой юноша почувствовал себя спокойнее. Он резко расплакался и сквозь слёзы рассказал настоятелю о произошедшем.

- Ах, бедный, мой бедный Хоити! – воскликнул монах. – Это всё моя вина! Какая ужасная, непростительная ошибка!.. Мы написали священные знаки на каждой части твоего тела, но забыли про уши! Я считал, что их расписал мой помощник, поэтому даже не взглянул на них! Как я мог, как я мог… Теперь уже ничего не поделаешь… Не плачь, мой друг… Все ужасы уже позади. Больше духи не будут тревожить тебя.

Для лечения юноши был вызван известный врач, поэтому Хоити очень скоро поправился. История слепого музыканта разлетелась по всей стране, и вскоре он стал очень известным. Знатные особы приезжали в Акамагасэки, чтобы послушать игру Хоити. За это они платили юноше большие деньги, так что вскоре он стал богачом, но… после того случая музыканта начали называть «Безухим Хоити».   

Источник: 耳なし芳一の話

Смотрите также

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.