Изображение Окинавы: свет и тьма культурной идентичности

496  0

Если изучать историю Окинавы через фотографии, то вы обязательно столкнётесь с тремя исторически сложившимися проблемами: проблемой идентичности, этнической принадлежности и политического положения. Расположенная на внешней периферии страны, Окинава, островок, куда люди едут провести свой отпуск, никогда не была и не является полноценной частью страны.

Недавно умерший Масахидэ Ота (1925-2017), бывший губернатор Окинавы, настаивал на том, что история района – это по существу «история бедного этноса, проживающего на самом южном крае японского архипелага, который можно пустить в расход, когда национальным силам это будет необходимо для достижения их высших целей». Другие подходят к проблеме более радикально. Судзуё Такадзато, активистка за права женщин и участница движения против американских баз на территории Японии, называет Окинаву «дочерью Японии, которую заставляют заниматься проституцией».

Сознание японских художников было далеко от подобных критичных представлений, ведь они путешествовали по Окинаве в поисках райского местечка, невинности, потерянной на главной земле из-за сумасшедшего прогресса. Европейские техники живописи часто применялись к предметам, которые считают экзотичными. 

Айдзюн Надояма

Даже такие окинавские художники, как Айдзюн Надояма (1906-1970) и Сэйкан Оминэ (1910-1987) изображали традиционные темы в стиле, напоминающем работы художников периода Мэйдзи, на которых повлияла парижская школа.


Сэйкан Омине


Написанный Надояма портрет молодой женщины с традиционной прической в белой робе, украшенной местными яркими узорами бингата, превращает обычную картину в воображаемую модель примитивной и натуральной красоты. Расовые и культурные разрывы, отделяющие Окинаву и основные острова, определённо существуют, но их почти никто не освещает.

Если художники искали более светлые тона для изображения островов, то фотографы во многих случаях решили сменить главные цвета на очень тёмные и контрастные работы. 

Ихэй Кимура

Возможно, фотографиям Ихэй Кимура (1901–1974), многие из которых сделаны в 1935 году, не достаёт композиционной яркости и точности его кумира Анри Картье-Брессона, но им присущи реализм и напряжение.

Ихэй Кимура

Реалистичное отображение Окинавы можно найти в фотоархивах газеты «Асахи Симбун» и «Окинава Таймс». В первую очередь эти фотографии воспринимались как обычные фотографии, а теперь же они ценятся как исторические документы, особо ценные ресурсы, поскольку большая часть фотографий были утеряны в долгой битве при Окинаве в 1945 году.

В последнее время фотографы окинавской прессы продолжают собирать доказательства для освещения печальных событий, происходивших на их родине. Одним из таких фотографов является Хироаки Ямасиро, уроженец острова Мияко, который был частью команды в газете «Рюкю Симпо». На его примечательно названной выставке «42 года тревожной Окинавы, запечатлённые газетным фотографом» в 2013 году среди снимков были кадры сопротивления жителей Окинавы возведению американской военной базы и восстание Кодза в декабре 1970 года, когда окинавцы в вспышке ярости атаковали американский транспорт и личный состав.

Восстание Кодза в декабре 1970

Если эти фотографии запечатлевают реальность настолько, что текст неспособен это воплотить в слова, то снимки, сделанные Сёмэй Томацу (1930-2012), изображают окинавцев, живущих своей жизнью и посвящающих себя сокровенным ритуалам. Данные фотографии подтверждают, что на островах сохранились определённые аспекты дореволюционного мира. Благодаря критике американизации Японии и превращения окинавских островов, по сути, в товар симпатия Томацу к жителям Окинавы только росла, и он с ещё большим рвением воспевал их отличную культуру.

Фотографов по-прежнему привлекают темы идентичности, этничности и занятости. Одним из самых интересных современных фотографов является Мао Исикава, которая родилась на Окинаве и чьи снимки были выставлены в таких престижных местах, как Нью-Йоркский музей современного искусства и Кунстхаус Грац в Австрии. Вместо местных пейзажей Исикава решила фотографировать: «…вонючих, старых рыбаков и уволенных работников отеля. Традиционных актёров. Филиппинских танцоров и американских солдат».

Работая в изолированной зоне на базе США, она смогла пообщаться с американскими военнослужащими и окинавскими хозяйками, общаясь с ними как с людьми, а не простыми объектами для снимков. Несмотря на её оппозицию в отношении американских военных баз и недовольство отношением Токио к её родине, она признаёт оккупацию неотъемлемой частью жизни современной Окинавы.

В её недавней книге «Red Flower: The Women of Okinawa» (Красный цветок – женщины Окинавы) она преимущественно концентрируется на межрассовых отношениях между жительницами Окинавы и афроамериканскими солдатами в развлекательных зонах городов Кин и Кодза в середине 1970-х. Исикава описала женщин в книге как «ярких, свободных и с сильным стержнем внутри» – взгляд, подкреплённый снимками, где дамы смотрят в камеру прямо и без стеснения. Исикава считает, что исторические отношения между окинавцами и японцами очень похожи на отношения между белыми людьми и афроамериканцами. Насчёт своей собственной этничности, она гордо утверждает, что она «не японка, а окинавка». Именно поэтому её фотографии выражают силу и уверенность.

Источник: JapanTimes

Смотрите также