Японские байкеры-босодзоку ‒ вымирающие бунтари

1062  1

Многие из интересующихся культурой Японии, так или иначе, знают о том, кто такие босодзоку. О них снимают фильмы, их регулярно показывают в аниме, их считают отбросами общества и "самураями современности" одновременно. Кто-то смотрит на них с презрением, кто-то с восхищением, кто-то с насмешкой, а кто-то со страхом. Но мир меняется, и современные босодзоку переживают трудные времена. В этой статье мы хотим рассказать о том, что же происходит сейчас с одной из самых известных японских субкультур.

Сётаро Нагасава знает что такое «жить, испытывая судьбу».

В подростковые годы, где бы он ни был, драки, кровопролитие и столкновения, которые чуть не отправили его на тот свет, преследовали его повсюду. Он уже и со счёту сбился, сколько раз на него нападали на пути домой хулиганы ‒ его преследовали, ранили ножом в ногу, забивали металлическими битами и кирпичами.

Живя в Осаке, он не чувствовал себя в безопасности даже в своём доме. В каждой комнате он держал по бейсбольной бите на случай, если придётся давать отпор незваным гостям.

Такие передряги, конечно, не в порядке вещей. До прошлого года Нагасава был членом местной байкерской группировки бо:со:дзоку. Его драчливый характер лишь подливал масла в огонь и подпитывал постоянные трения с другими малолетними преступниками и даже с якудза.

‒ Если ты босодзоку, то тебя не напугает уличная драка и полиция. Ты согласен на всё. Я был готов даже на смерть, ‒ сказал нам Нагасава в недавнем интервью, которое мы проводили у него дома в Осаке. На стене висит бойцовская одежда токко:фуку, которую он носил когда-то – гордое наследие юных дней.

‒ Меня просто-таки зацепил стиль босодзоку. Он такой японский, ‒ рассказывает Нагасава. Сейчас ему 20 лет. Банду он покинул в возрасте 18 лет после двух лет участия в ней.

Сейчас Нагасава является независимым консультантом по вопросам подростковой преступности, однако до недавнего времени он считался образцом послевоенной контркультуры босодзоку, которая сегодня, как показывает статистика, находится на грани вымирания.

Спустя годы после ужесточения мер, применяемых полицией, то, что однажды было оплотом молодёжного бунтарства, уступило свои позиции более непредсказуемым, коварным и невидимым формам молодёжной преступности, как считают эксперты.

Именно на этом фоне сейчас звучат призывы к переосмыслению стереотипов, которые долгое время сопровождали культуру босодзоку, так как те демонстрировали добродетели незнакомые многим современным преступникам – уважение к старшим, боевой дух и т.д.

Исчезающая культура

Босодзоку были доминирующей формой японской преступности в 1970х и 1980х годах.

В таких странах как США, Канада, Австралия, байкерские группировки долгое время ассоциировались с наркоторговлей и организованной преступностью. В Японии это совсем не так, хотя некоторые члены босодзоку и «эволюционируют» до якудза.

Субкультура босодзоку начинала складываться, когда маргинальная молодёжь собиралась толпами на улицах, выражая своё недовольство и гнев, а иногда и сталкиваясь в смертельных схватках с конкурирующими группами.

Они приняли своеобразный стиль как подтверждение своего антиобщественного имиджа. Стандартной одеждой стала бойцовская форма токкофуку с изображениями восходящего солнца и слоганами, написанными иероглифами. Босодзоку укладывали волосы, завивая их в мелкие короткие кудряшки, которые, по их мнению, подчёркивали их мужественность.

Члены каждой группировки были связаны друг с другом жёсткой иерархией на возрастной основе. Это приводило к церемониальным испытаниям, когда старшие члены банды избивали новичков, чтобы те «знали своё место».

Но постепенно культура босодзоку стала более спокойной, перейдя на более лёгкие «американизированные» формы преступности, включая ギャング гянгу «банды» и チーム ти:му «команды», члены которых могли носить мешкообразные штаны и длинные волосы и слушать хип-хоп. По данным Национального полицейского агентства Японии число босодзоку было максимальным в 1982 году, когда их количество составляло 42 510 человек. С тех пор оно стабильно сокращалось дойдя до рекордно низкого числа в 6 771 человека в 2015 году.

Ещё одним ударом по и без того умирающей культуре стало закрытие после 30 лет выпуска журнала Champ Road ‒ «Библии» босодзоку, известной своими скандальными обзорами кастомайзовых мотоциклов и якудза-тату.

Но сокращение количества босодзоку вовсе не означает, что их угроза для социума пропала. На самом деле полиция сейчас сталкивается с новыми сложностями в борьбе с этой субкультурой.

Всё указывает на то, что общность босодзоку уже не такая «дружная», какой она была некогда. Раньше они собирались в местах массового скопления людей, где планировали свои дикие заезды. Сейчас же время и место их активности стали носить нерегулярной характер.

Такая спонтанность, как сообщает Национальное полицейское агентство Японии, осложняет прогнозирование деятельности босодзоку и установление личности преступников. По сообщениям официальных представителей НПА Японии, пожелавших остаться неизвестными со ссылкой на внутреннюю политику, власти теперь переключились на прочёсывание киберпространства для поиска наводок на деятельность босодзоку.

Однако, как сообщает независимый журналист и самоназванный специалист по преступности среди несовершеннолетних Кэнъитиро Ивахаси, который сам в молодые годы был босодзоку в Иокогаме, сами классические представители босодзоку обеспокоены тем, что «их практически не осталось».

‒ В моё время, если даже кого-то из нас и арестовывали за принадлежность к банде, то нас редко сажали в тюрьму. Для этого надо было действительно серьёзно облажаться. Сейчас же законодательство стало намного строже, повсюду есть камеры видеонаблюдения, - комментирует ситуацию Ивахаси.

В Японии нет закона, который запрещал бы людям присоединяться к босодзоку, членов которых чаще всего арестовывают за нарушение ПДД, в том числе и за опасное вождение. За него может грозить до двух лет тюремного заключения. Штрафы взимаются и за незаконное внесение технических изменений в конструкцию мотоциклов – за модификации можно получить три месяца тюрьмы. В 2004 году закон был пересмотрен с целью расширения понятия опасного вождения и более широкого охвата того, что попадает под уголовное преступление. Всё это было сделано в качестве мер по усилению давления на босодзоку.

‒ Надо быть совсем уж отчаянным, чтобы оставаться босодзоку в наши дни, принимая во внимание все риски, - считает Ивахаси.

Современные байкерские группировки

И в то же время в противовес снижению численности босодзоку, им на смену приходят, так называемые, 旧車會 кю:сякай «олд-скул байкеры», которые тоже добавляют головной боли полиции.

Кюсякай – это демонстративно взрослая субкультура мотолюбителей (среди них крайне редко встречаются подростки), многие участники которой являются бывшими босодзоку. И хотя сами кюсякай заявляют, что они соблюдают правила дорожного движения, полиция не сильно им доверяет, рассматривая их как «тайное гнездилище» босодзоку.

По информации НПА Японии на 2015 год существует 578 группировок кюсякай, а само их количество выросло до 6 173 человек. Для сравнения в 2006 году эти числа составляли 369 банд и 3 510 человек.

Давайте познакомимся с Рё. Ему 21 год, и он состоит в группировке кюсякай из района Сингаси специального района Итабаси города Токио.

Рё, попросивший нас не упоминать его фамилию, выразил огорчение тому факту, что кюсякай часто приравнивают к босодзоку.

‒ В отличие от босодзоку, мы следуем правилам. Мы держимся подальше от жилых районов. Мы не занимаем всю проезжую часть, держимся левой стороны. Мы даже предупреждаем полицию о своих заездах, чтобы они могли отслеживать нашу толпу и убедиться, что мы не хулиганим.

И всё же он признаёт, что кюсякай и босодзоку очень похожи в том, как они модифицируют своих железных коней – срезают глушители, чтобы рёв мотоцикла был громче, а также переворачивают номерные знаки, чтобы их не распознали.

‒ Я просто хочу кататься со своими друзьями и сэмпаями для развлечения. Только и всего.

Скрытые достоинства

Хотя для большинства людей босодзоку известны по большей части за свой гедонистический дикий и преступный образ жизни, есть и те, кто считает, что и у босодзоку есть свои добродетели.

Кэндзи Танака, президент аграрной компании Vegefru Farm из Тиба, в 2013 году запустил новаторский проект по найму ヤンキー янки: (преступников) в качестве меры по их реабилитации в обществе.

Уроженец города Тиба, Кэндзи Танака верит в большой потенциал традиционных японских янки – им есть, что предложить обществу, при условии, что их уникальный образ мышления будет направлен в верном направлении.

‒ Во-первых, они пережили очень суровую иерархическую систему внутри своих банд. Эти парни знают, как уважать старших, ‒ говорит Танака (38 лет), который сам основал банду босодзоку на пару с другом, когда они были подростками.

Он также считает, что босодзоку связаны между собой сильным чувством товарищества, верностью. Они не предают своих друзей, а их боевой дух достоин восхищения.

Эти благодетели всё реже и реже встречаются среди современных преступников, которые, как говорят эксперты, отшатнулись от вертикальной иерархической системы отношений, предпочитают издевательства вместо того, чтобы драться как мужчины, и не стесняются травмировать собственных «друзей».

Стать невидимками

Самым громким преступлением последних лет с участием несовершеннолетних правонарушителей стало убийство 13-летнего Рёта Уэмура группой малолетних преступников в 2015 году в Кавасаки.

Ранее в том же году в городе Хигаси-Мацуяма (префектура Сайтама) утонул 16-летний подросток Цубаса Иноуэ. Группа его же собственных «товарищей» по банде заставила его плавать голым в реке.

Как и Танака, бывший босодзоку, а ныне журналист Ивахаси оплакивает отсутствие каких-либо «моральных норм» среди современных правонарушителей. Произошедшие в Сайтаме и Кавасаки расправы он считает свидетельством потери достоинства среди субкультур.

‒ В моё время, если мы вступали в драку, то делали это только для того, чтобы показать своим противникам – мы сильнее. И мы прекращали драку в тот самый момент, когда наш оппонент признавал своё поражение и извинялся. Потому что нет чести в том, чтобы избивать людей, которые уже унижены, ‒ говорит Ивахаси. ‒ А сейчас всё это превратилось в простые издевательства и травлю… Дети не знают, где проходит граница дозволенного.

Он считает, что тому виной растущая тенденция общества избегать физического наказания, которое когда-то было основным способом научить детей отличать плохое от хорошего. В итоге мы получаем детей, которые не знают, что такое боль – они не знают, насколько болезненным может быть удар, и не знают, когда надо остановиться в своём насилии. Пока не убьют кого-то.

В то время как босодзоку бросали вызов тем, кто наверху, современная андеграундная молодёжь представляет собой подлую субкультуру, которая вымещает свою агрессию на тех, кто слабее их самих. Такого мнения придерживается Окамото Дзюнко, доцент кафедры клинической психологии в университете Тэйкё, долгое время проработавший инспектором по делам условно осуждённых при суде по семейным делам.

‒ Раньше, когда был расцвет босодзоку, выявить малолетних преступников было просто. Они дрались на людях, курили прямо на обочине дорог или убегали от полиции после кражи в магазине, ‒ говорит Окамото. – Но сегодня предрасположенность к преступлениям почти не всплывает на поверхность. Малолетние преступники становятся невидимками.

Источник: The Japan Times

Смотрите также

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Комментарии
  • Kaz

    21 декабря 2016 г.

    Классная статья, спасибо за перевод! И правда, Онидзука!