Взгляд на айну глазами самих айну

436  0

Фотопроект Лоры Ливерани о жизни общины айну в отдалённой деревушке на о. Хоккайдо, а также история о людях, бережно хранящих свою культуру и старающихся показать другим всю её красоту.

В конце прошлого года на нашем сайте уже была выложена статья об айну – коренном народе о. Хоккайдо. Ознакомиться с ней можно по ссылке.  

«Представь это место» говорит итальянский фотограф Лора Ливерани (Laura Liverani), когда пытается вызвать в голове изображение Нибутани – деревни, где она жила 2 месяца и фотографировала коренных жителей о. Хоккайдо. «В этой деревне живёт около 400 человек и она довольно плохо связана с другими районами. Здесь чувствуется присутствие айну, не только потому, что 70 % людей здесь имеют такое происхождение, а из-за высокой культурной активности.<...> Я бы назвала Нибутани если и не вторым домом, то родным местом». Однажды фотограф сказала, что эта деревня навсегда останется в её сердце.

Сохранение культуры: пожилой айну Харудзо Уракава сидит внутри построенного своими руками тисэ (チセ, традиционная постройка айну), который используется в качестве места для собраний и как центр по распространению культуры айну в г. Кимицу, префектура Тиба.

Первые плоды Ливерани – это серия фотографий под названием «Айну неноан айну» (“Люди как люди” на языке айну), которая выставлялась в Итальянском культурном институте в Токио.

Всё ещё в процессе производства находится документальный фильм об айну, создающийся при содействии Нео Сора (Neo Sora) и Вали Торстейндоттир (Valy Thorsteindottir), которые также жили в Нибутани. Эти трое называют себя Lunch Bee House, по названию кафе в деревне. Ливерани молчит о содержании фильма – всё, что она рассказала, это что фильм будет о двух семьях, или «кланах» айну из Нибутани.

Заимствованная культура: Хотя Мадзи и не является айну по крови, она приняла местный образ жизни и уже многие годы живёт в коммуне Нибутани. Она владеет традиционной вышивкой, которую использует и в своей одежде, сделанной вручную, а также выращивает растения в горах неподалёку от своего дома, где и была сфотографирована. 

«Сам проект начался в 2012 году» – объясняет Ливерани. «Я делала фотографии и беседовала с людьми в неформальной обстановке и была потрясена общиной айну. Затем я подумала, что мне необходимо более глубокое погружение в проект, и мне в голову пришла идея о создании документального фильма, но у меня не было никакого опыта в кинопроизводстве».

Нибутани, Хоккайдо, 2015. Кадзунобу Каванано – почётный старейшина и активный член местного сообщества айну. Он сфотографирован на фоне своего дома в традиционной одежде под названием аттуси (アットゥシ, одежда, сотканная из волокон вяза), которую соткала его жена. 

«Мне бы хотелось называться съёмочной панк-группой» – говорит она о Lunch Bee House, «потому что ни у кого из нас не было четких знаний в сфере кинопроизводства – мы просто хотели выйти на сцену и сыграть».

Сельская удалённость Нибутани поначалу вызвала шок. «Там нет магазинов, мест, где можно развлечься, только одна кафешка для автомобилистов и всё», – поясняет Ливерани. Вот уж чего было в изобилии, так это культуры.

Хатиходзи, Токио, Япония, 2012. На айну-активистке Акэми Симада надета традиционная одежда, которую она вышила сама. Во избежании дискриминации Симада скрывала своё происхождение вплоть до 45 лет. С этих пор она стала активным членом сообщества айну, продвигая права коренного народа главным образом посредством различных культурных мероприятий, например, обмена между народами айну и маори. 

«Там есть музеи айну и активисты, все очень увлечены продвижением и сохранением культуры и языка айну, – объясняет она, – Очень вдохновляюще».

Такие усилия очень важны с точки зрения истории общины. Айну в Японии – одна из самых угнетённых групп населения. Они впервые были признаны официальными коренными жителями северной Японии только в 2008 году после принятия резолюции о правах коренных народов ООН. Притеснения и дискриминация вносили свой вклад в разрушение культуры на протяжении веков колонизации, приведшей в итоге к окончательному присоединению Хоккайдо к Японии в эпоху Мэйдзи в 19 веке.

Биратори, Хоккайдо, Япония, 2015. Так называемый Бирато-рэйнджер, работник местной администрации, который одевается как персонаж аниме с целью продвижения местной культуры, участвует в проекте сообщества айну по восстановлению лесных массивов.

Сейчас число айну, официально зарегистрированных в Японии, составляет 25 тысяч человек, но по неофициальным данным это число достигает почти 200 тысяч человек, учитывая тот факт что из-за программы по принудительной ассимиляции большое количество людей может даже не знать о своем происхождении.

Биратори, Хоккайдо, 2015. Монбэцу – профессиональный охотник на медведей и оленей, стоит в своём доме, окружённый трофеями.

«Главная тема моей серии фотографий – индивидуальность, то есть как люди представляют самих себя как айну»,– говорит Ливерани. «Тема заимствования в культуре айну является очень важным моментом в моей работе».

Взаимодействие – это особенность проекта Ливерани, которая настояла на вовлечение самих объектов фото (т.е. людей на фото) в процесс создания портрета.

«Моей идеей было привлечь людей с фотографий, чтобы они не превратились в простые портреты определенной национальной группы, определенного происхождения,– продолжает Ливерани, – Поэтому я спросила людей, как они хотят, чтобы их сфотографировали... таким образом это не было бы только моим представлением того, как я вижу человека, а сотрудничеством, так что у людей была бы возможность высказать своё мнение насчёт того, как они хотят быть представлены. В итоге портрет стал единственно возможной формой».

Но проект стал охватывать куда больше, чем просто культуру айну.

Нибутани, Хоккайдо, 2015. Семья Такано на пороге собственных мастерской и магазина товаров народного творчества айну.

«Я начала с портретов, но, конечно, портрет – это нечто субъективное, – говорит она, – естественным продолжением стало расширение повествования с помощью других фотографий, хотя портреты по-прежнему лежат в основе проекта».

Тем не менее, результат времени, проведённого Lunch Bee House в Нибутани – это не просто фильм или фотографии. Ливерани говорит, три гостя создали настоящую, значимую связь с людьми и с общиной.

Нибутани, Хоккайдо, 2014. 15-летняя Мая в школьной форме в мастерской своей бабушки по вязанию традиционной одежды. Её мать – айну, отец – японец. 

«Мы как будто были усыновлены семьями. Безусловно, мы работали над документальным фильмом и серией фотографий, поэтому наша позиция была ясна, но в то же время мы стали друзьями. Это было и развлечение, и работа – всё было переплетено. Мы получили очень насыщенный и интересный опыт».

Статья Шеннон Шуберт

Источник: Japan Times

Смотрите также

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.