Разбираемся в японской нечисти: что есть «Ёкай», а что есть «Юрэй»

1078  0

Японский фольклор и мифология настолько запутаны, что даже известные и опытные фольклористы веками ломают голову, чтобы разработать действующую систему каталогизации японских мифических существ. Наибольшую проблему вызывает вопрос: «Где находится грань между призраками-юрэй и ёкаями?». В данной статье приводятся основные положения наиболее видных зарубежных фольклористов-ёкаеведов, а также представлена история метаморфоз ёкаев от их зарождения и до наших дней.

Попытаться определить значения всех этих понятий всё равно, что попытаться сделать то же самое с понятиями «монстр» и «супергерой». Например, люди устраивают друг с другом дебаты на тему того, можно ли отнести ксеноморфов из фильма «Чужой» к категории «монстры из фильмов». Кто-то говорит, что раз ксеноморф «пришелец» – а пришельцы в свою очередь не являются «монстрами» в традиционном фольклорном понимании – он не может быть монстром. Тем не менее, само слово «монстр» является словом широкой семантики. В принципе, любое страшное создание может быть монстром. Являются ли «монстрами» призраки? А что насчёт «человеческих монстров»? Таких, как серийные убийцы? А драконы в фэнтези? В какой момент что-то перестаёт быть монстром? Или наоборот, начинает им быть? Что насчёт Коржика (Бисквитного монстра) из «Улицы Сезам»? Или «Корпорации монстров»?

А как обстоят дела с супергероями? Несмотря на отсутствие каких-либо суперспособностей Бэтмен является общепризнанным супергероем (платёжеспособность не в счёт), но что насчёт того же Шерлока Холмса? Или Тарзана? Гильгамеша, Беовульфа и Геракла? Где находится эта самая грань? И должна ли она вообще существовать?

Как можно видеть из примеров выше, единого ответа на эти вопросы не существует. Есть просто мнения. То же самое и с великими фольклористами: у каждого есть своё мнение. Они не соглашаются друг с другом в чётком определении ёкаев и том, являются ли ёкаями призраки-юрэй? Почти каждая книга про ёкаев и юрэев начинается с того, что именно исследователь или писатель вкладывает в понятия «ёкай» и «юрэй».

Происхождение слов «Ёкай» (妖怪) и «Юрэй» (幽霊)

Подобно (почти) всем иероглифам, кандзи для слов «юрэй» и «ёкай» пришли в Японию из Китая. Согласно исследователю Сува Харуо, иероглифы для призраков-юрэй (幽霊) впервые упоминаются в творчестве поэта Се Линъюня (385–433 гг.). Иероглифы для слова «ёкай» (妖怪) упоминаются значительно раньше: в исторической хронике Ханьшу (漢書), где по чистой случайности также впервые упоминается и сама Япония (совпадение?).

Ханьшу из Осакской префектуральной библиотеки

В Китае и в Японии подобные слова обозначают совершенно разные вещи. Например, китайцы используют иероглиф 鬼 (гуй) для обозначения призраков, тогда как в Японии иероглиф читается как «они» и обозначает большого демона. Слово 妖怪 (ёкай) используется в Китае исключительно для обозначения людей под действием некой сверхъестественной силы (согласно данным японского исследователя Сува Харуо; если среди читателей есть китаисты, которые могут сказать что-то по этой теме – я буду рад послушать вас).

Япония заимствовала эти слова. Первое упоминание слова «ёкай» приходится на 707 год н.э. в «Сёку Нихонги» (続日本紀 – «Продолжение анналов Японии») – втором по счёту из шести японских классических исторических трактатов. Слово «ёкай» обозначало невидимый мир таинственных и сверхъестественных явлений; нечто без формы или личности, таинственную энергию, пронизывающую дремучие леса, океаны и горы.

По правде говоря, тогда слово «ёкай» практически не использовалось. У древних японцев было более привычное название для этой самой невидимой и таинственной энергии – «мононокэ». Мононокэ вселяли ужас в сердца японцев: таинственная сила природы, которая может проявиться в самый неожиданный момент и, словно молния или мощная волна, мгновенно убить человека. Художники эпохи Хэйан (794-1185 гг.) придали этой таинственной энергии форму и превратили «Мононокэ» в «Бакэмоно» – оборотней. А уже после писатели эпохи Эдо (1603–1868 гг.) облекли эту форму в рассказы. Некоторые из таких художников и писателей называли свои произведения «ёкай».

«Ёкай» как общеупотребимое слово появилось в эпоху Мэйдзи (1868–1912 гг.) благодаря усилиям фольклориста Иноуэ Энрё (1858–1919 гг.). Он создал отрасль науки, которую назвал «Ёкайгаку» (Ёкаилогия). Иноуэ использовал термин «ёкай» подобно тому, как мы сейчас описываем область деятельности Чарльза Форта – неопознанные и сверхъестественные явления. Желая поспособствовать движению Японии в сторону современного (на тот момент) мира, Иноуэ использовал термин «Ёкаи», чтобы убедить людей в глупости веры в подобные явления в эпоху науки; так сказать, пролить свет на тёмные сверхъестественные уголки Японии. Он надеялся искоренить ёкаев при помощи научного метода, изучая и объясняя их людям.

Юрэй и Бакэмоно в трудах Янагиты Кунио

Янагита Кунио был следующим, кто предпринял попытку разложить по полочкам различные фольклорные истории и прийти к какой-нибудь рабочей системе. Янагита разделяет между собой понятия «обакэ/бакэмоно» – как созданий, привязанных к определённому месту, – и «юрэй» – существ, которые могут передвигаться по миру свободно, будучи, однако, привязанными к конкретному человеку. Вот, что он пишет в своей книге «Ёкай данги» (妖怪談義 – «Рассуждения о Ёкаях»):

«До недавнего времени существовало чёткое различие между Обакэ и Юрэй, которое каждый мог понять. Начнём с того, что Обакэ появляются в определённых местах. Если вы будете их избегать, то вы проживёте остаток своей жизни, ни разу не встретившись с Обакэ. В свою очередь, Юрэй – несмотря на то, что, теоретически, у них нет ног – упорно следуют за вами. Когда [Юрэй] преследует вас, он в итоге всё равно вас настигнет, даже если вы убежите от него на сотню ри (Прим. пер.: почти 400 км.). Будет справедливо сказать, что с Бакэмоно это так не работает. Вторым отличием является то, что Бакэмоно не выбирают свою жертву; ими становятся, скорее обычные людские массы… В то же время Юрэй выбирает [в качестве жертвы] человека, с которым он был связан… И, наконец, очень важным параметром является время. Призрак активнее всего действует в Час Быка (Прим. пер.: около двух-трёх часов ночи): он постучит в вашу дверь или поцарапает бумажные створки дома. В свою очередь, Бакэмоно появлялись в самое разное время. Искусный бакэмоно может покрыть тьмой целый район и даже спокойно появиться в дневное время, но наиболее удобной обстановкой для их появления является тусклый свет, пыль или рассвет. Появиться в кромешной тьме после того, когда все цветы уже уснули, чтобы напугать своим видом человека – это, мягко говоря, не очень разумно».

Икэда Ясабуро в своей книге «Нихон-но Юрэй (日本の幽霊 – «Призраки Японии») практически соглашается с Янагитой, разделяя призраков-юрэй на две категории. К первой можно отнести духов с конкретной целью и привязанных к другому человеку. Подобно словам Янагиты, они могут путешествовать «на сотню ри». К другой можно отнести духов, привязанных к конкретному месту. Их может сопровождать некая печальная история, из-за которой они и привязаны к этому месту. Но самое важное – это место имеет для них определённое значение.

Икэда говорит:

«Обычно я называю оба типа юрэями, но, может, не мешало бы их разграничить. Первую группу – которая привязана к конкретному человеку – можно назвать «юрэй», а вторую – которая привязана к конкретному месту – ёкаями. Но я разделил их так лишь для простоты. По правде говоря, мир духов слишком сложен для такой простой классификации; любое правило или различия, выявленные вами, мгновенно рушатся».

Икэда, безусловно, прав: разграничения Янагиты проваливают самые простые тесты. Возьмём, например, трёх наиболее известных японских призраков: Окику (お菊), Ойва (於岩) и Оцую (お露). Окику, считающая тарелки, привязана к своему колодцу и по определению Янагиты является Бакэмоно, а не Юрэй. Ойва может свободно передвигаться, но Час Быка для неё ничего не значит. Она появляется на свадьбе своего мужа уже в середине дня. А китайское происхождение Оцую означает, что она не подходит почти ни под одно правило Янагиты, то есть не является ни Обакэмоно, ни Юрэй.

Иллюстрация Окику из книги Мэтта Алта «Yurei Attack!»
Иллюстрация Ойвы из книги Мэтта Алта «Yurei Attack!»
Иллюстрация Оцую из книги Мэтта Алта «Yurei Attack!»

Конечно, далеко не со всеми выводами Янагиты можно согласиться, но это не его вина: будучи одним из первых японских фольклористов и великим исследователем, он по факту был первым, кто начал изучать ёкаев. Материала и информации было мало, да и он даже попросту не мог обсудить ни с кем свои умозаключения.

Всеобъемлющий мир ёкаев Мидзуки Сигэру

Мидзуки Сигэру использует гораздо более совершенный подход в своей книге «Ёкай Дайхякка» (妖怪大百科 – «Различия ёкаёв»): он ввёл единый для всех существ термин «Ёкай» (или же «Бакэмоно», который означает в понимании Мидзуки то же самое) и разбил всех существ на четыре категории: Юрэй (幽霊), Кайдзю (怪獣), Хэнгэ (変化) и Тёсидзэн (超自然). К категории «Юрэй» Мидзуки относит души людей, бродящие по земле, например, хитодама, борэй и синрё, а также онрё. К «Кайдзю» относятся звери и насекомые с таинственными и магическими способностями. «Хэнгэ» – всё, что может менять свою форму и облик. И, наконец, «Тёсидзэн» – загадочные явления:

Мидзуки начал серьёзно изучать ёкаев, когда ему уже было за шестьдесят и он ушёл на пенсию после завершения работы над своим комиксом «Китаро». Он также делал то, чего не делал Янагита Кунио: путешествовал по свету и изучал фольклор других стран, сравнивая его с хорошо знакомым традиционным японским фольклором. Исходя из этих знаний, он разработал как можно более всеобъемлющее определение «ёкаев», тем самым выведя использование этого слова за пределы Японии, чтобы включить туда монстров, природные явления и божеств всех стран.

Если судить по японскому определению ёкаев из Википедии, подход Мидзуки сегодня является наиболее общепризнанным:

«Ёкай» как термин охватывает они, обакэ, странные явления, монстров, злых духов рек и гор, демонов, гоблинов, оборотней, магию, призраков и загадочные происшествия. Ёкаем может быть как легендарная фигура из японского фольклора, так и абсолютно вымышленное создание с небольшой историей или вообще без неё. Много ёкаев пришло из-за пределов Японии, включая странных существ и явления из космоса. Всё, что не может быть до конца понятно или объяснено, всё таинственное и неподтверждённое можно назвать «ёкай».

На самом деле, если посмотреть энциклопедию ёкаев Ториямы Сэкиэна, то можно увидеть, что многие ёкаи не являются исконно японскими, а пришли в японский пантеон из китайского фольклора или индийского буддизма. И в Японии понятие «ёкай» охватывает далеко не только монстров: есть ветры-ёкаи; болезни-ёкаи; люди, одержимые ёкаями или перевоплощённые в ёкаев; и чистые монстры-ёкаи.

Дзёрогумо в исполнении Ториямы Сэкиэна
Убумэ в исполнении Ториямы Сэкиэна
Ямауба в исполнении Ториямы Сэкиэна

Юрэй и Ёкай – мертвецы?

Теперь зададимся конкретным вопросом: являются ли призраки-юрэй видом ёкаев? Или же представляют собой нечто другое? Опять же, не существует единого ответа. Янагита Кунио относил призраков-юрэй к ёкаям, но не к бакэмоно. Мидзуки Сигэру относит их к одной из четырёх категорий ёкаев. Мэтт Алт в своих книгах «Yurei Attack!» и «Yokai Attack!» разделяет их на две разные категории.

Типичный образ призрака-юрэй со всем «джентельменским набором» атрибутов из книги Мэтта Алта «Yurei Attack!» 

Если посмотреть на «коллекцию» ёкаев эпохи Эдо, то в кайданы (истории о сверхъестественном) включали на равных правах как призраков, так и монстров. Игра в «Хякумоногатари Кайданкай» (百物語怪談会) всегда включала в себя удивительные истории любого вида без какого-либо разделения между призраками-юрэй и ёкаями. Из этого можно сделать вывод, что юрэй относится к ёкаями.

Более того, некоторые монстры-ёкаи на самом деле являются мёртвыми людьми, которые вернулись в этот мир в виде ёкая. После смерти человеческая душа может пройти через самые разные преобразования. Она может упокоиться с миром, перевоплотиться в призрака-юрэя и преследовать кого-нибудь, или же стать бессмертным чудовищем. Возможно, наиболее известный пример – император Сутоку (1119—1164 гг.), который после смерти переродился в виде злого короля Тэнгу: эта история появляется как в Хогэн Моногатари (保元物語 – «Сказание о годах Хогэн»), так и в Угэцу Моногатари (雨月物語 – «Сказки туманной луны после дождя»). Есть также огромный скелет Гасядокуро, который, по легенде, собран из костей людей, умерших от голода. Или Доротаро – дух фермера, с чьими полями плохо обращался собственный сын.

И это далеко не все примеры. Возможно, что «юрэй» является лишь одной из форм, которую может принять человек после смерти. Человек может стать богом-ками. Человек может стать призраком-юрэй. Человек может стать ёкаем.

Религия и ёкаи: нисшедшие и забытые боги

Янагита Кунио также говорит о том, что некоторые ёкаи являются забытыми богами Японии. В своей книге «Хитоцумэ кодзо» (一つ目小僧 – «Одноглазый мальчик») он излагает свою «теорию деградации», показывая на примере Каппы то, как древние боги медленно низводятся до мелких монстров, а затем и до уровня сказок. Каппа был некогда могущественным божеством воды, для которого и по сей день в Японии существует несколько святилищ. На протяжении столетий Каппу превращали сначала в отвратительное чудовище, а потом и вовсе во что-то практически безобидное. Сейчас он является немногим больше «милого японского маскота».

Вот такой жуткий Каппа вылезает из-под воды в Парке Цудзикаваяма в префектуре Хёго 

Многие ёкаи находятся в тесной связи с буддизмом. Некоторые жуткие монстры и боги пришли в Японию из Индии и Китая, будучи переделанными под японских ёкаев. Согласно теории деградации Янагиты, эти некогда могущественные существа становятся безобидными «гоблинами» в японском пантеоне.

Комацу Кудзухико выдвинул идею о том, что ёкаи относятся к «чёрному списку» японских божеств-ками, так называемые «забытые боги». В синтоизме считается, что души людей могут превратиться в божеств-ками посредством ритуалов и поклонений. Тем самым, ёкаи – это попросту прото-ками, накопившие достаточно духовной энергии для материализации, но нуждающихся ещё в поклонениях со стороны живых людей, чтобы перейти к следующему этапу и стать настоящими ками.

В то же время множество ёкаев не имеет никакого отношения к религии. Торияма Сэкин, например, в своих книгах создал целый ряд ёкаев, часть из которых – просто игра слов или выражений. Самым очевидным примером являются «сумасшедшие кости» – Кёкоцу (狂骨). С того времени прошло уже несколько сотен лет, а ёкаи Ториямы считаются столь же ценными, как Каппа, который на тысячи лет старше.

Современные ёкаи

Когда вы задаётесь вопросом «В чём разница между призраками-юрэй и ёкаями», следует определиться с тем, говорите ли вы об их восприятии в прошлом или настоящем. В период Эдо между ними не было никакой разницы. А если пойти ещё дальше, то юрэи и ёкаи окажутся неразделимыми. Но чем ближе мы подходим к современности, находящейся под влиянием манги, где ёкаи используются в качестве персонажей комиксов, тем сильнее меняются значения этих слов.

Изображение призрака-юрэй от японского художника 常盤治
Изображение призрака-юрэй от японского художника ツインポー
Изображение призрака-юрэй от японского художника こだち

Сегодня манга оказывает на ёкаев наибольшее влияние. Такая манга, как «Китаро», «Инуяша» и «Внук Нурарихёна» учат новое поколение читателей тому, что представляют собой ёкаи. И это совершенно не то, что писал в своих заметках Янагита Кунио. У современных ёкаев есть личность, есть мотивы для совершения тех или иных действий, в отличие от монстров Янагиты, которое привязаны к конкретному месту и не обладают никакой мотивацией. И сейчас понятие «юрэй» рассматривается отдельно от «ёкай».

Ёкаи из аниме «Внук Нурарихёна»

Тем не менее, эти ёкаи из манги, возможно, настолько же ценные, как и список Ториямы Сэкиэна. Определения «юрэй» и «ёкай» менялись на протяжении веков и продолжат меняться в будущем (достаточно посмотреть аниме «Yokai Watch»). Но это нормально. Потому что «перемены» есть сама сущность ёкаев. Они устроены таким образом, чтобы удовлетворять потребности нынешнего поколения: они изменчивые.

Источник: 百物語怪談会 Hyakumonogatari Kaidan

Смотрите также

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.