18 вопросов о профессиональном переводе: интервью с Салли Ито

540  0

Переводить с японского сложно, а переводить японскую поэзию – ещё сложнее. Салли Ито рассказывает о непростой, но крайне интересной работе переводчика японской поэзии. Из этого интервью вы узнаете: с чего началась работа переводчика, с каким трудностями чаще всего сталкивается Салли, а также чему стоит поучиться у японской поэзии.

Салли Ито (совместно с Митико Цубои) профессионально занимается переводом с японского на английский стихотворений Канэко Мисудзу (金子 みすゞ) для детей.

1. Почему Вы решили посвятить свою жизнь переводу?

Моя мать – японка, а отец – хафу (канадец-японец). С самого детства я росла в атмосфере двух языков [английский и японский, прим. Konnichiwa Club], что заложило основу для занятия всей жизни. Но связать свою жизнь именно с переводом я решила уже в университете, когда начала переводить стихи Ёсано Акико, Яги Дзюкити и Кадзуко Сираиси.

В 1988 я поехала на стажировку в Японию по программе Monbusho research scholarship, чтобы переводить поэзию Кадзуко Сираиси. Переведённые мною стихи публиковались в нескольких литературных журналах. 

2. Как Вы познакомились с поэзией Мисудзу Канэко?

Я работала с ныне закрытым блогом детской литературы (PaperTigers). Я слышала об этом авторе ранее, и в 2011, когда была в Японии, стала искать её книги. В тот год её стихотворение «Are You an Echo?» имело общественное значение в связи с землетрясением в Японии.

3. Как называлась первая поэма, прочитанная Вами у Мисудзу?

Не могу вспомнить, какое произведение было первым, однако отлично помню, как была поражена поэмой «Stars and Dandelions» ( 星と蒲公英, «Звёзды и одуванчики»).

4. Что зацепило Вас в её поэзии? Почему вы продолжаете читать?

Её необыкновенное умение замечать то, что не видят другие и выражать искреннее сочувствие всем живым существам. Всё живое – единое целое.

5. Для кого писала Мисудзу?

Для тех, кто помнит своё детство и не боится вспомнить это время ещё раз.

6. Как вы начали сотрудничать с Митико Цубои?

Митико – моя тётя. Мы вместе переводили мемуары её отца для моего исследования, а после этого захотелось работать вместе.

7. Какие плюсы и минусы в совместном переводе?

Лучше всего перевод идёт тогда, когда мы вместе. Но сейчас, конечно, мы находимся порознь. Я в Виннипеге, Канаде, а она в Сиге, Японии. Поэтому общаемся по скайпу и электронной почте. Это не идеально, но, так как мы трудимся с текстом, то время и расстояние порой помогают переосмыслить работу и сделать перевод более насыщенным, качественным. Однако если бы мы были рядом, мы бы успели куда больше, чем сейчас.

8. Как вы разделяете обязанности? Кто чем занимается?

Наша работа не стоит на месте и развивается в ногу со временем. Прежде всего, Митико ответственна за выбор стихотворений. У неё, в отличие от меня, был доступ к шеститомнику поэзии Мисудзу. Она выбирала произведение на свой вкус и отправляла мне её с первым черновиком-переводом. Затем я читала английский черновик, понимала основную идею стихотворения и только потом начинала переводить с японского, строка за строкой, превращая в грамотный английский.

Иногда, однако, я просто не могла понять о чём стихотворение, и нам приходилось созваниваться, чтобы обсудить перевод. В любом случае, это подогревало мой интерес, и у меня даже была возможность смотреть оригинальный строки на сайте музея Мисудзу Канэко. Поэтому, когда у меня была возможность, я иногда переводила, показывала английский перевод Митико, и она соотносила мой перевод с оригиналом.

9. Как вы решаете, какие стихотворения включить в сборник?

Дэвид Джейкобсон делал выборку. Дэвид хорош в японском и прочёл все работы Мисудзу в оригинале – все шесть томов. Он и решил, какие стихотворения хочет видеть в сборнике переводов. Он хотел составить такую подборку, чтобы совершенно незнакомый с её работами читатель проникся её стихами.

10. Были ли стихи, которые вы не включили в сборник, но которые могли бы посоветовать людям самим найти и прочитать самостоятельно?

Да, были. Была поэма о карпе, который завидовал другим карпам в небе. В другом стихотворении лирический герой отчитывает людей за их забывчивость.

11. Чему, по Вашему мнению, могут научить людей по всему миру стихотворения Мисудзу?

Как быть чутким, сострадать другим живым существам и многому другому!

12. Сколько работ осталось перевести на английский язык?

Как я уже упомянула, лишь небольшая часть из 512 стихотворений шеститомника была переведена на английский, поэтому работы ещё много!

13. В книге вы упоминаете, как тяжело было сохранить очарование и ребячество авторского стиля в переводе. Как вы в итоге с этим справились?

Да, это и правда было тяжело. Если переборщить с ребячеством, то оно может звучать как нарочитое, поэтому было проблемой подобрать эквивалент. С детской поэзией обычно ассоциируется повторение звуков и игра слов, а я старалась писать как можно проще и чётче, не окрашивая речь. Так я заставила стихи зазвучать по-детски.

14. Расскажите о случаях, когда вы ещё удачно подбирали эквивалент авторской манере письма.

Стихотворение «Mommy Who Walks on the Sea» рассказывает ребёнок. По сюжету дитя зовёт свою маму поиграть с ним, но из-за занятости мама отказывается. Ребёнок находит оправдание занятости своей мамы, и именно то, с каким тоном это было сказано, выражает детскую интонацию и речь в целом. Мне очень нравится этот перевод; то же касается стихотворения «Treat».

15. А были ли тяжёлые случаи? Или когда нужно было не столько переводить, сколько правильно интерпретировать смысл?

Японский язык богат ономатопоэтическими выражениями. Именно ономатопэ вызывали большую сложность при переводе, как, например, в стихотворении «Dirt». В конце концов, по настоянию редактора, мы просто заменили на английский эквивалент.

В стихотворении «To Like It All» слово kamisama (神様) используется не для обращения к богам [буддийский синкретизм, прим. Konnichiwa Club], а, как мне показалось, к единому богу, как в христианской религии.

16. Вы когда-нибудь задумывались о добавлении сносок для пояснения чего-то, что было трудно понять?

Нет. Мы вообще не задумывались об использовании сносок. Красота книги с иллюстрациями в том, что иллюстрации тоже способны передать смысл стихотворения или подчеркнуть его настроение.

17. Как человек, который живёт поэзией, можете ли вы порекомендовать ещё каких-нибудь других японских поэтов?

Другие поэты, с чьими работами я имела дело, далеко не детские, но я бы порекомендовала Яги Дзюкити и Кадзуко Сираси. А, и ещё Ядзаки Сэцуо, литературоведа, который не только пишет работы по творчеству Мисудзу Канэко, но и сам сочиняет стихи.

18. Готовы ли вы вместе с Митико Цубои до конца перевести все работы Мисудзу?

Обязательно! Мы хотим перевести все оставшиеся работы Мисудзу


Контакты Салли: email, twitter, instagram 

Источник: Tofugu

Смотрите также